Муниципальное образование
«Дятьковский район»
242600, Брянская обл., г.Дятьково, ул.Ленина, д.141а

Память. Лица района.

АБРОСИМОВ Дмитрий Сергеевич (30.05.1909–14.08.1942). Родился в д. Сосновка Дятьковского р-на Брянской области. Образование: окончил семилетнюю школу в Дятьково, ФЗУ в г. Фокино при цементном заводе, где до армии работал слесарем, после службы – Московскую Объединенную военную школу (1933г.), специальные курсы командного состава ВМФ РККА (СККС) (1935г.), на которые отбирали лучших молодых офицеров, т.к. шло формирование и создание подводного флота, курсы командного состава учебного отряда подводного плавания (ККС УОПП) (1938г.). Награды: орден Ленина. Капитан 2 ранга.
Послужной список: минный офицер «П-3» (1935–1938гг.), помощник командира «С-1» (в 1938г. проходил стажировку на новых типах подводных лодок), командир подводной лодки «С-4» (1938-1942 г.г.), головной лодки серии IХ-бис.
Уже к началу войны Д.С.Абросимов стал од-ним из опытнейших и умелых командиров на Балтике.
Наш земляк служил в одной бригаде подводных лодок вместе, со ставшими позднее легендарными, подводниками С.П.Лисиным и А.И.Маринеско. Он и сам, без сомнения, относится к плеяде таких командиров-подводников. Жаль только, что судьба отвела ему так мало.
Боевое крещение экипаж С-4 получил ещё в финскую кампанию и чудом вырвался из ледового плена.
Великую Отечественную войну С-4 и её командир встретили на трёхдневном боевом дежурстве в готовности номер 1 (с 20 по 23 июня) и первой из своей бригады вышла в боевой поход. Имея с од-ной стороны множество контактов с надводными целя-ми, а с другой – указание топить только крупные корабли, командир много раз отказывался от атаки.
На Балтийском море коммуникации противника проходили в основном по двум трассам. Первая, протяженностью около 900 миль, связывала германские пор-ты южного побережья Балтийского моря со шведскими портами. Из Швеции, Норвегии и Финляндии в Германию транспортировалось до 80% всей ввозимой желез-ной руды, никель, кобальт, медь и другие важные стратегические материалы для производства танков, самолётов и другого вооружения. Всего за время войны немцами было перевезено 14 млн. тонн грузов и сырья.
Вторая трасса ответвлялась от первой у северной оконечности о. Рюген. По ней транспорты шли вдоль побережья и, пересекая Померанскую бухту, направлялись далее к порту Мемель для обеспечения Кёниг-сбергской группировки и северной группы войск, сосредоточенной в районе Ленинграда. Общая протяженность трассы составляла около 600 миль.
Важное значение имела также линия паромного сообщения между Германией и Швецией, проходившая западнее о. Борнхольм.
Мелководность Балтики, сложные навигационные условия осложняли действия нашим подводным лодкам, позволяла противнику широко использовать минное оружие. Немцы еще за несколько дней до начала войны в ряде районов моря выставили минные заграждения, а с началом боевых действий начали активно осуществлять постановки мин в Финском заливе (порядка 20 тысяч). Этим они преследовали цель за-крыть советским подводным лодкам выход в Балтийское море.
Абросимов искал короткие морские пути, которые не каждый мог пройти. Дмитрий Сергеевич предложил командованию форсировать Финский залив по своему способу. Курс был проложен по извилистым и узким фарватерам, мелководным и окружённым опасными каменистыми "банками". На этом пути меньше немецких мин и он короче, что давало экономию во времени и энергоресурсам. Командование одобрило план Абросимова. Все лодки Балтийского флота стали использовать "абросимовский" вариант.
Драматическим выдался второй боевой поход С-4.
Прибыв на назначенную позицию в районе Мемеля 6 августа, подводная лодка С-4 10 августа 1941 года обнаружила неприятельский конвой. В сторону фронта следовали, держась недалеко от берега, транс-порт и танкер с сильным охранением (5 единиц). Атаку осложняла ограниченность глубин, но Абросимов сумел произвести двухторпедный залп днём, с дистанции менее 800 метров, рассчитывая затем отвернуть и оторваться от противника. Однако в момент залпа у механика произошла заминка с манипулированием балластом, и лодка, не удержавшись на нужной глубине, по-казала вражеским кораблям рубку и часть палубной надстройки. Лишнюю плавучесть погасили заполнением цистерны быстрого погружения, одновременно увеличив ход. Но за за первой «накладкой» последовала ещё одна: эту цистерну чуть-чуть опоздали продуть, и подлодка с ходу легла на грунт. Глубина составляла всего 18 метров.
Всё это успело произойти за то время, пока торпеды шли к цели. В то мгновение, когда лодка ткнулась носовой частью в грунт, в отсеках услышали двойной взрыв. Подводникам было не до того, чтобы поздравлять друг друга с несомненной победой. А от командира потребовалось, не раздумывая решить, что делать дальше. И он решил: надо оставаться на месте, иначе, пока лодка начнёт отрываться от грунта, катера противника, уточнив её место, окажутся над ней и смогут её уничтожить.
Командир приказал выключить все механизмы и осмотреться в отсеках, не производя никакого шума. Но уже через четыре минуты, прежде чем успели выяснить все последствия удара о грунт, вблизи начали рваться глубинные бомбы. Сбросив первую их серию, катера застопорили ход. Это было слышно не только акустику. Затем сбросили новую серию бомб немного в стороне. Лодку било о грунт, кое-где в люки начала просачиваться вода.
Бомбёжка продолжалась почти 12 часов. Не раз экипаж слышал, как осколки глубинных бомб ударяли по надстройке. Потом услышали, как вдоль борта проскрежетал какой-то предмет, — то ли металлоискатель, то ли грузило ручного лота. Поздно вечером до-неслись характерные звуки стравливаемых якорь-цепей. Очевидно, сторожевики или тральщики становились на якоря до утра.
В отсеках было уже трудно дышать (машинки ре-генерации воздуха не включались, чтобы не производить даже лёгкого шума). Никто на это не жаловался, но пом. по медчасти доложил командиру, что у личного состава появились признаки кислородного голодания. Абросимову снова надо было принимать ответственное решение.
Командир знал, что место подводной лодки известно врагу точно. Её караулят, но бомбить почему-то перестали. Может быть, просто израсходовали бомбы. А возможно, считают лодку потопленной или не способной двигаться. И нельзя исключать попытки овладеть лодкой, куда-то её отбуксировать. Понимал Абросимов и то, что скрытно уйти в подводном положении невозможно. Беззвучно от грунта не оторвёшься — это связано с продуванием цистерн, и включением электромоторов. И катера быстро настигнут лодку. Оставалось одно – быстро всплыть и дать врагу бой. На это и решились командир Д.С.Абросимов и военком подлодки Н.И.Андреев.
Собрав в центральном посту командный состав, Абросимов объявил план действий. В самое тёмное время, перед полуночью, лодка, можно надеяться, неожиданно для противника, будет поднята на поверхность аварийным продуванием главного балласта. Орудийные расчёты и все, кто не нужен у действующих механизмов в отсеках, заранее соберутся вблизи рубочного люка, чтобы быстрее подняться наверх. Эта группа вооружится имевшимися на лодке ручными пулемёта-ми, карабинами и гранатами. Электромеханическая боевая часть должна обеспечить быстрейший запуск главных электромоторов, а затем дизелей и форсирование хода до самого полного.
Командир верил в свой замысел и нашёл поддержку экипажа. Людей томило ожидание новых бомбёжек, от которых нечем было защититься. И, наверное, каждый считал, что если погибнуть, то уж лучше в дерзком бою, который ещё можно и выиграть. Шансов на успех было не много. И ни от кого не скрывалось, что приказано подготовить корабельные документы к уничтожению, а снарядный погреб – к взрыву. Это могло понадобиться, когда не останется других средств по-мешать захвату лодки гитлеровцами. Погреб взорвал бы по особому приказанию командир минно-артиллерийской боевой части старший лейтенант Дорофей Винник – сын известного некогда всей Балтике матроса Данилы Винника. Но когда лодка всплыла, на море был штиль, – тихая лунная ночь. Невдалеке виднелись силуэты небольших кораблей. А перед носом и за кормой лодки светились плавучие буи. Между ними, напротив лодочной рубки, покачивалась торчащая из воды крестообразная веха. И буи, и веха, показывавшая, где находится рубка лодки (нащупанная, должно быть, с помощью лота), означали, что гитлеровцы уже считают её своим трофеем. Капитан-лейтенанту Абросимову некогда было раздумывать обо всём этом. Мысли были об одном: удастся ли уйти? Двигатели дали малый ход, средний, полный, самый полный... Орудийные расчёты стояли на своих боевых постах, моряки с лёгким стрелковым оружием и гранатами – за рубкой и на мостике, командир – с пулемётом.
Но открывать огонь не понадобилось. Фашистский дозор, оставленный караулить лодку, видимо, по-считал, что она не может сдвинуться с места и никуда не денется, и форменным образом проспал её всплытие. Помогло и то, что для неприятельских кораблей лодка находилась в тёмной части горизонта.
Когда благополучно вышли из прибрежного рай-она на лодке занялись выявлением полученных повреждений. Их набралось немало. Но основные были устранены и «С-4», дав ход дизелями, покинула опас-ный район.
В вечерней сводке Совинформбюро от 14 августа было сообщено об уничтожении немецко-го танкера. Газета «Правда», в статье «Рейд отважных подводников» от 24 августа 1941 года, подробно про-комментировала подвиг экипажа С-4.
За этот поход весь экипаж был награждён орденами и медалями. Дмитрий Сергеевич Абросимов командиром бригады был представлен к званию Героя Советского Союза, но ему (согласно резолюции командующего флотом В.Ф.Трибуца) был вручен Орден Ленина. Военные историки сходятся во мнении, что эта награда начала Войны равносильна более позднему Званию Героя.
В радиограммах с позиции командиры доносили только о самом главном и как можно короче. О многом в штабе бригады могли только догадываться, а иногда и вовсе не подозревали. Обстоятельства похода по-настоящему раскрывались, когда к ним поступали корабельные журналы: вахтенный, навигационный, боевых действий и путевая карта. Но наиболее полное представление обычно давал устный доклад командира.
Вот как описывает доклад командира С-4 начальник штаба 1-й бригады подводных лодок Балтийского флота Л.А. Курников: Дмитрий Сергеевич Абросимов докладывал о походе с той исчерпывающей обстоятельностью, когда почти не нужны уточняющие вопросы. Излагая свои действия и их мотивы, он не стремился показать себя в выгодном свете, что-то под-черкнуть, о чём-то умолчать, как это подчас бывает. Но за него говорили сами факты. Слушая Абросимова, я радовался в душе: война подтверждала впечатление о его замечательных командирских качествах, сложившееся при знакомстве с ним ещё в мирное время.
Абросимову было передано приказание возвращаться в базу.
Прибыла С-4 в Таллин, на базу Балтийского флота, 18 августа 1941 года, а 28 и 29 приняла участие в знаменитом Таллинском переходе, когда стояла задача перебазировать весь состав кораблей Балтийского флота, военных, оборонявших Таллин, а также мирных жителей в Кронштадте. Именно Д.С.Абросимову было поручено сопровождать под ураганным огнём самолётов противника и, лавируя среди тысяч глубинных бомб, флагманский корабль – крейсер «Киров». Задача была успешно выполнена, хотя многие корабли и несколько подводных лодок погибли. Кроме этого С-4 сумела в сложнейшей обстановке принять на борт весь экипаж другой подводной лодки, потопленной противником.
После захвата противником Либавы, Риги, Таллина и выхода его частей на южное побережье Финско-го залива подводные лодки стали базироваться на Ле-нинград и Кронштадт. Теперь, чтобы выйти на основные морские коммуникации в Балтийском море, им надо было пройти узкий и мелководный Финский залив, контролируемый неприятельскими береговыми наблюдательными постами и корабельными дозорами. 26 июля 1942 года подводная лодка С-4 вернулась с позиции у порта Данциг. 14 августа Д.С.Абросимову было присвоено звание капитана 2 ранга. А в ночь на 15 августа его подлодка вышла на ремонт по Морскому каналу из Кронштадта в Ленинград. Командир с представителем Балтийского флота и ещё одним офицером находились на мостике, т.к. лодка из-за малой глубины канала должна была идти в надводном положении. В 01 час. 41 мин. в 40-50 метрах от лодки взорвалась немецкая неконтактная мина. Весь экипаж, кроме командира и находящихся с ним на мостике офицеров, остался жив. Д.С. Абросимова взрывной волной выбросило за борт, где он был контужен, ударившись, видимо, о какой-то предмет, и утонул. Через несколько дней тело капитана 2 ранга прибило к северному форту Кронштадта, на кладбище которого он и был похоронен. Балтийский флот потерял опытнейшего подводника. Его могила находится в Кронштадте на кладбище, на дополнительной военной площадке.
В «Историко-краеведческом музее» Дятьковского района из собранных его сотрудниками материалов подготовлена экспозиция о легендарном подводнике из Сосновки.


Дата: 23 Марта 2020

вернуться назад

Погода

Наши коллеги

Ссылки

Яндекс.Метрика

© Муниципальное образование «Дятьковский район»
242600, Брянская обл., г.Дятьково, ул.Ленина, д.141а